СЕПАРАТИЗМУ ПРИХОДИТ КОНЕЦ

Это пугает башкирские власти и заставляет их биться в агонии


       19 июня нынешнего года президент республики Муртаза Рахимов подписал указ "О десятой годовщине принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан". Местный вождь постановил отметить этот знаменательный юбилей как всенародный государственный праздник. Предусматривается проведение всевозможных собраний-заседаний, закладка камня на месте сооружения памятника, устройство культурно-спортивных мероприятий и т.д. и т.п.
       Прочитав этот документ, каждый вправе задаться вопросом: к чему призывает в нем Муртаза Рахимов все население Башкирии? А призывает он продолжить грубое нарушение Конституции и законов Российской Федерации.
       За две недели до указа М.Рахимова о суверенном празднике, 7 июня 2000 года, Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел на открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального Закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Он окончательно и бесповоротно установил:
       "Суверенитет Российской Федерации как демократического правового государства, распространяющийся на всю ее территорию, закреплен Конституцией Российской Федерации в качестве одной из основ конституционного строя (статья 4 часть первая). Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (статья 3 часть первая), который, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, и исходя из общепринятых принципов равноправия и самоопределения народов, и возрождая суверенную государственность России, принял Конституцию Российской Федерации (преамбула).
       Суверенитет, предполагая по смыслу статей 3,4,5,67 и 79 верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации, характеризующий ее конституционно-правовой статус.
       Конституция российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти помимо многонационального народа России и, следовательно, не предполагает какого-либо иного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации в силу Конституции Российской Федерации исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которая обладала бы верховенством и независимостью, то есть не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации.
       Конституция Российской Федерации связывает суверенитет Российской Федерации, ее конституционно-правовой статус и полномочия, а также конституционно-правовой статус и полномочия республик не с их волеизъявлением в порядке договора, а с волеизъявлением многонационального народа Российской Федерации - носителя и единственного источника власти в Российской Федерации, который, реализуя принцип равноправия и самоопределения народов, конституировал возрожденную суверенную государственность России как исторически сложившееся государственное единство в ее настоящем федеративном устройстве.
       Содержащееся в Конституции Российской Федерации решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты Российской Федерации не обладают суверенитетом, который изначально принадлежит Российской Федерации в целом.
       По смыслу преамбулы, статей 3, 4, 5, 15 (часть первая), 65 (часть первая), 66 и 71 (пункт "б" ) в их взаимосвязи, республики как субъекты Российской Федерации не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделять себя свойствами суверенного государства, даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным.
       Конституция Российской Федерации, определяя в статье 5 (части первая и четвертая) статус перечисленных в статье 65 (часть первая) республик как субъектов Российской Федерации, исходит из относящегося к основам конституционного строя Российской Федерации и, следовательно, к основам конституционного строя республик принципа равноправия всех субъектов Российской Федерации, в том числе в их взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти.
       Признание же за республиками суверенитета, при том, что все другие субъекты Российской Федерации им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъектов, сделало бы невозможным его осуществление в принципе, поскольку субъект, по своему статусу не обладающий суверенитетом, не может быть равноправным с суверенным государством.
       Следовательно, использование в статье 5 (часть первая) Конституции Российской Федерации применительно к установленному ею федеративному устройству понятие "республика (государство)" не означает - в отличие от Федеративного Договора от 31 марта 1992 года - признание государственного суверенитета этих субъектов Российской Федерации, а лишь отражает определенные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического, национального и иного характера.
       Признание Конституцией суверенитета только за Российской Федерацией воплощено также в конституционных принципах государственной целостности, единства системы государственной власти (статья 5 часть третья), верховенства Конституции Российской Федерации и федеральных законов, которые имеют прямое действие и применяются на всей территории Российской Федерации, включающей в себя территорию ее субъектов (статья 4 часть вторая, статья 15 часть первая, статья 67 часть первая).
       Отсутствие у субъектов Российской Федерации, в том числе у республик, суверенитета подтверждается и положениями статей 15 (часть четвертая) и 79, из которых следует, что только Российская Федерация в целом вправе заключать международные договоры, приоритет которых признается в ее правовой системе, и только Российская Федерация как суверенное государство может передавать межгосударственным объединениям свои полномочия в соответствии с международными договорами.
       Исходя из этих конституционных принципов все правовые акты принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Законы же и другие правовые акты, действующие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, подлежат применению лишь в части, ей не противоречащей, что прямо предусмотрено пунктом 2 Раздела второго "Заключительные и переходные положения". Пунктом 1 того же раздела закреплен приоритет положений Конституции Российской Федерации перед положениями Федеративного Договора - Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти суверенных республики в составе Российской Федерации, Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации, Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации.
       Приоритет положений Конституции Российской Федерации имеет место при определении как статуса субъектов Российской Федерации, так и предметов ведения и полномочий органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти ее субъектов. Следовательно, содержащееся в статье 11 (часть третья) положение о том, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется на основе Конституции, Федеративного Договора и иных договоров о разграничении, предполагает, что все указанные договоры должны соответствовать Конституции Российской Федерации, и потому любое допускавшееся ими ограничение либо разделение суверенитета Российской Федерации исключается.
       Как следует из преамбулы, статьи 3 (часть третья) и пункта 1 Раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации, принятая всенародным голосованием Конституция Российской Федерации как таковая является актом высшего непосредственного выражения власти многонационального российского народа в целом. Поэтому положения Федеративного Договора, предусматривавшие суверенитет республик и позволявшие тем самым обосновывать ограничения суверенитета Российской Федерации, ее конституционно-правового статуса и полномочий, что нашло отражение в Конституциях ряда республик, не может действовать и не подлежит применению как противоречащие Конституции Российской Федерации".


***


       Исходя из Постановления Конституционного Суда РФ, можно констатировать, что президент М.Рахимов, устраивая праздники по поводу несуществующего суверенитета сознательно нарушает российские законы и подстрекает к этому население Башкирии. Поэтому каждый законопослушный гражданин имеет право подать на М.Рахимова в суд, а прокуратура обязана возбудить против гражданина М.Рахимова уголовное дело. Отпор сепаратизму должен быть решительным и бескомпромиссным, только тогда у нас появится правовое государство.


Комментарий специалиста


       Вот как прокомментировал Постановление Конституционного Суда Российской Федерации Представитель Президента России Владимира Путина в Конституционном Суде, доктор юридических наук Михаил Митюков:
       "Постановление Конституционного Суда РФ подводит черту под так называемой идеологией суверенитета, юридически прописывает инициативы Президента Владимира Путина, направленные на укрепление федеративного государства и обеспечение соответствия регионального законодательства федеральному"
       (По материалам "Российской газеты")

Используются технологии uCoz